October 5th, 2013

деревня, старик, Брянск

Из жизни умирающих организмов

И что? Биться головой об стену? Да пусть сдохнут.

Жила-была в одном организме клетка костного мозга. И, поскольку она формально мозговая, начала потихоньку мозговать да кумекать. Нет бы хавать, что ей через межклеточную мембрану подсовывают, растить свои митохондрии, норовить отложить малость витаминов на старость в вакуолях да помалкивать, нет. Давай клетка разбираться, кто от нее справа, кто слева, кто выше, кто ниже.

И вдруг понимает эта клетка, что организм-то того и гляди кони двинет: инфраструктурка поизносилась, болевые сигналы с низов до могга не доходят, нефтегазовое недержание все ресурсы из организма выносит, новым клеткам вместо хромосомного набора такой ЕГЭ подсовывают, что они годятся только на соединительную ткань.

А раковые клетки жируют да разрастаются, жизнь у них – разлюли-малина. Паразитов, опять же, полон организм ‒ тут тебе и острицы с аскаридами, и клебсиелла с палочкой Коха.

И говорит клетка человеческим голосом начала костно-мозговая клетка другим сигналы подавать: «Э-э-э… Робяты! Ежели не оглядимся, да не зашевелимся ‒ хреновенько нам придется, цитоплазмой чую».

Что показательно, соседние клетки по-разному отреагировали. Большинство промолчало, но прониклось. И, предчувствуя плохие времена, попридержало метаболизим, чтоб побольше жиров, белков и углеводов скопить: «Моя хата с краю, организм нехай как знает, но ежели сдохнет ‒ я и на запасах протяну».

Некоторые, почесав ядро рибосомой, подались в другие организмы. Да-да, с клетками это случается.

Отдельные клетки попали в клетки. Настолько им не по нутру смерть организма была, что начали ложноножками трепыхать да раковые клетки шпынять. Ну, супротив онкологии не очень-то попрешь: опухоль обложилась правоохранительными органеллами ‒ не подступишься. Так что бунтари в клетках оказались. Сожрал их рак, проще говоря.

А наша-то костно-мозговая все никак не уймется ‒ прямо алармист какой-то а не клетка. Над ближними паразитами фагоцитоз учиняет, в дальних миофибриллой тычет: «Эге-гей! Робяты! Кто там поближе? А ну-ко, попрямьте-ка этому хлыщу хромосомы, а то совсем не в ту сторону ДНК закрутилось».

Ну а самая настоящая мозговая клетка посмотрела-посмотрела на неуемную костно-мозговую, покачала дендритом, похлопала аксоном по плечу, да и говорит: «Ну что ты кипишишь? Да пусть сдохнут. Тому, у кого совесть чиста, стыдиться нечего, а остальным хоть плюй в глаза - всё божья роса. Не жалко».

И-эх-хо-хох, клеточки-клетушечки мои, ой-оешечки… Ни набитые под завязку вакуоли, ни чистая совесть, ни накачанные миофибриллы, ни верная служба раковой опухоли не спасет ни-ко-го. Если организм умрет, вместе с ним каждая клеточка загнется. Каждая. Даже рак, даже глисты – всему хана.

Да, споры туберкулеза соскочат. Да, будет время, когда гнилостные бактерии пожируют, разлагая труп, но и им кранты. А уж клеткам организма не выжить. Так что «пусть сдохнут» ‒ это приговор не другим клеткам, а себе. Пока не поймем этого, пока не осознаем себя единым организмом, ‒ только одна дорожка светит. В могилу. Всем скопом.
деревня, старик, Брянск

Росатом в огне

Горел в Москве заброшенный завод. Говорят, кто-то поджег горы мусора на заводе, входящем в систему Росатома.

"Молния" - тот самый завод, на котором делали 30-килотонную "Татьяну". Успешное такое предприятие - лабают и охранные системы для РВСН, и детские молочные кухни. Как-то к чортову европейскому коллайдеру приблуду замастырили. И директор у них хороший - Ильбатыр Гавазович.

Только вот в заброшенном здании завода, на площади в 200 "квадратов" мусор накопился, да какие-то бомжи подожгли его.

...Ребят, мне одному это кажется ненормальным? Может, так и надо - подумаешь, на предприятии Росатома бомжи живут в горах мусора в заброшенном здании. Жить-то где-то надо?
деревня, старик, Брянск

А чой-то мне Маркс со Сталиным близки? Неужто я культу личности поддался?

Поскольку я матерьялист, то в моем понимании природа не зависима от сознания человека, а в сознании формируется лишь отражение реальности той или иной релевантности. И на основании этого отражения человек предпринимает некие действия, пытаясь удовлетворить свои потребности. Чем вернее представление об объективной реальности - тем сообразнее цели, целесообразнее будет деятельность человека.

Значит, чтобы не кидать камень в небеса, ожидая что от этого рыба выпрыгнет из ставка и подарит сама себя, нужно добиваться максимально приближенного к действительности ее описания. И тут мне цинично плевать на Ома, Маркса, Сталина и Бойля вместе с Мариоттом. Их фамилии я запомню лишь потому, что они наиболее точно описали некоторые процессы, они создали теоретические модели, используя которые можно строить целе-сообразную деятельность и достигать цели в своей практике. И это первый пункт.

Второй пункт касается практических достижений. Вот, моему землячку сказали, что он не прав, что "предлагаемая схема неприемлема, так как ничем не отличается от уже ранее испытанных и обреченных на неудачи". А он, опираясь на свое представление мира, противоречащее иным представлениям, совершил техническую революцию. Более того, при нем, под его началом, по его воле, с его подачи - называйте как хотите - были построены тысячи кораблей, которые служат и поныне.

Он сам строил корабли? Сам каждую гайку крутил? Нет. Сам чертил каждый узел? Нет. А, так он вообще никто и звать его никак? Нет. Корабли стали продолжением его миропонимания. И, как показала практика, его миропонимание было правильным.

Теперь - о Сталине. Он принял страну, которая до революции была полусгнившей, а после гражданской войны вообще превратилась в бесперспективную пустыню. Однако, эта страна взлетела ракетой. Гм... Получается, что миропонимание Сталина достаточно точно отражает действительность.

Теперь - о, собственно, марксизме. Маркс создал модель, описывающую реальность. Пользуясь этой моделью, развивая и уточняя ее, Сталин добился практических результатов. Если рассматривать марксизм не как некую изложенную Марксом догму, а именно как описание действительности, как теорию в научном понимании, не вижу ничего, чтобы помешало рассматривать Сталина как талантливого марксиста, как теоретика, так и практика.